Blog Post

Комбайн косит и молотит

Цель записки, — показать, что в условиях России, и особенно в Сибири, проблемы уборки зерновых следует решать не путем восстановления и обновления парка зерновых комбайнов, а переходом на стационарный обмолот. Для обоснования этого утверждения нужно проанализировать всю историю зерновых комбайнов.

Первые комбайны промышленного изготовления появились в конце XIX века в США для удовлетворения потребностей экстенсивного развития зернового хозяйства Калифорнии. Сразу отметим, что комбайны появились в одном из немногих мест на земле, где климат  и почва идеально соответствуют техническим особенностям этих машин и допускают прямое комбайнирование.

Основной причиной применения комбайнов было стремление как можно быстрее получать товарное зерно и выставлять его на рынок. Видимо, второй по значению  была возможность не возить с поля солому, составляющую примерно половину всего урожая по массе и многократно превышающую зерно по объему. Экстенсивному зерновому хозяйству солома и полова были попросту не нужны.

Стремление реализовать отмеченные качества комбайновой уборки было столь велико, что, за неимением тогда легких машинных двигателей, поначалу применялись грандиозные конные упряжки. Число лошадей в них доходило до 28, хотя было известно, что даже на хороших дорогах применение упряжек свыше 7 лошадей неэффективно.

В дальнейшем применение комбайнов распространилось по всему миру, хотя уже после второй мировой войны, например во Франции, еще практиковался обмолот урожая на стационарных молотилках.

В дореволюционной России на государственной машиноиспытательной станции на Украине проводились опыты с комбайнами различных марок, которые прекратились с началом первой мировой войны. Предварительные выводы ученых агрономов были очень осторожными. Отмечалось, что эффективность применения комбайнов напрямую связана с климатическими условиями и резко снижается, когда они неблагоприятны. В то же время в России быстро развивалось производство стационарных и передвижных молотилок. Они производились на многих заводах и в полукустарных мастерских. В специальной литературе того времени, многообразие конструкций молотилок, как по принципу действия, так и по производительности, рассматривалось как объективный фактор, связанный с многообразием почвенно-климатических условий, даже в пределах одной губернии. Указывалось, что при выборе способов обмолота большое значение имеет сложившаяся в определенной местности система финансирования производства зерна (сроки возврата кредитов, процентные ставки и т.п.).

Дальнейшее известно. С началом индустриализации в СССР было быстро развернуто массовое производство прицепных, а затем и самоходных комбайнов, выпуск которых в начале восьмидесятых годов достигал 100 000 штук в год. В доступной литературе довоенных лет есть только сведения об успехах комбайностроения. Судя по всему, сколько-нибудь серьезного обоснования целесообразности тогда не было, а если кто и возражал, то с ними разобрались известными методами. Видимо, была простая ориентация  на опыт Северной Америки. А ведь, даже не оспаривая сам принцип комбайновой уборки, можно было задуматься хотя бы о том, насколько целесообразным был переход от прицепных комбайнов к самоходным.     Даже при поверхностном взгляде ясно, что не рационально снабжать достаточно дорогим и сложным механизмом хода машину, которая работает считанные недели в году.

Как и во многих других отраслях, техническое решение, целесообразность которого подтверждалась практикой лишь для узкого географического пояса, было распространено на всю огромную страну. На большей части территории, во всяком случае, – в Сибири, основным технологическим приемом стала раздельная уборка. То есть работа комбайна не соответствовала его названию: это не комбинация скашивания и обмолота зерновых. Сначала самая сложная и дорогая из сельхозмашин работает как простая жатка, а затем как самоходная молотилка.   В обоих случаях комбайн работает хуже, чем это  делает более маневренная и скоростная жатка  и стационарная молотилка. Для скашивания хлебов у крестьян все-таки был выбор: производство жаток хотя и было относительно уменьшено, но они выпускались и выпускаются до сих пор. А для обмолота выбора не было никакого – производство стационарных или передвижных молотилок было полностью прекращено.

Из уже сказанного видно, что преимущества комбайновой уборки сводятся к возможности быстро получить товарное зерно и к существенному уменьшению массы и объема материала, перевозимого с поля к местам переработки и хранения. Но значение этих преимуществ не абсолютно, а второе из них сегодня выглядит совсем не так, как это было в конце прошлого века, когда появились комбайны.

Стремление к быстрому получению товарного зерна можно нейтрализовать оптимальной финансовой политикой  со стороны государства или региональных властей. Ситуация здесь резко изменится, если крестьянин не будет нести потерь, связанных с системой кредитования и ценовой конъюнктурой при неторопливом обмолоте урожая. Тем более, что во многих случаях зерно, доставленное от комбайна,  требует дополнительной переработки (сушки, очистки), прежде чем станет действительно товарным. Далее идут серьезные проблемы, связанные с хранением большой массы зерна[1].

Проблема транспортировки больших объемов скошенной массы, конечно, существенна и в современных условиях. Но сегодня ее решить  гораздо проще, чем столетие назад. Во всяком случае, упряжки по 28 лошадей не потребуются.

Чисто технические недостатки комбайновой уборки очевидны и полностью не могут быть устранены, какие бы новейшие достижения техники для этого ни использовались[2].  Перечислю лишь некоторые из них, которые полностью отсутствуют при стационарном обмолоте.

  • Поскольку комбайн при обмолоте движется, причем по неровной поверхности, очень трудно обеспечить герметичность всего тракта, по которому проходит зерно. Следовательно, в большей или меньшей мере неизбежны потери зерна, не говоря уже о потерях половы, которые и потерями мало кто считает. Герметизация стационарной молотилки не ставит технических проблем.
  • Комбайны оснащены двигателями внутреннего сгорания, внешняя характеристика которых такова, что для согласования с постоянно меняющимися условиями работы его различных механизмов требуется достаточно сложные механические трансмиссии (коробки перемены передач и т.п.). Трансмиссии разветвлены и многочисленны, и все они требуют постоянного внимания со стороны машиниста. Для приспособления к конкретным условиям имеются специальные регулировочные устройства, но их использование требует очень высокой квалификации и добросовестности комбайнера. К тому же условия меняются слишком часто, даже на одном поле в течение дня[3]. Поэтому качество обмолота и, следовательно, — снимаемый урожай существенно зависит, помимо качества самих машин, от личных качеств большого числа людей.

Каждый агрегат стационарной молотилки может быть оснащен регулируемым электродвигателем и оптимальные режимы работы этих агрегатов могут непрерывно обеспечиваться относительно несложными средствами автоматики. Качество обмолота даже в крупном хозяйстве будет зависеть не от нескольких десятков и даже сотен временно привлеченных комбайнеров, а от двух-трех высококлассных машинистов, почти постоянно занимающихся своим делом.

  • Видимо, окончательно миновали времена, когда громоздкие комбайны перебрасывались из одного района страны в другой, по мере перемещения фронта уборки. Такие переброски имели, если и не экономический, то хотя бы агротехнический смысл, поскольку оптимальные сроки уборки существенно различаются от региона к региону.

Переброска комбайнов в пределах одного района или области, видимо, вообще не имеет смысла, так как сжатые оптимальные сроки уборки у всех хозяйств здесь практически одинаковы, и кто-то неизбежно окажется в большом проигрыше. Этим и определяется, что каждое хозяйство вынуждено иметь свои дорогие машины, используемые по времени крайне нерационально.

При стационарном обмолоте, скошенная и доставленная под крышу масса может обмолачиваться в течение длительного срока. Поэтому возможна широкая кооперация или создание рентабельных специализированных предприятий, которые могли бы обслуживать большое количество хозяйств на большой территории с помощью передвижных молотилок[4] на выгодных для производителей зерна условиях.

Есть и другие резоны в пользу стационарного обмолота. Даже в советские времена оставление соломы на полях во многих местностях считалось недопустимой расточительностью и ее, где добровольно, а где и принудительно собирали, хотя многие «рачительные» хозяева предпочитали ее сжигать на месте. Поэтому при теперешней нужде необходимость доставлять под крышу всю скошенную массу не следует считать таким уж большим недостатком стационарного обмолота. При грамотной постановке дела солома может быть с выгодой использована. Здесь не берусь давать никаких рекомендаций, но ведь, на худой конец,  она может служить топливом для сушки того же зерна.

Безусловно, главным фактором выбора должно стать объективное сравнение экономической эффективности. К сожалению, его провести трудно, поскольку для этого нет сопоставимых данных, основанных на реальном опыте.

Однако здесь можно сослаться на некоторые факты, почерпнутые из журнальной статьи[5].

  • «….НИИ механизации сельского хозяйства (ВИМ) представил впервые на государственные испытания в 1962 г. комплекс машин по так называемому «трехфазному способу». По данным Северо-Кавказской МИС этот способ уборки по сравнению с комбайновым обеспечил сокращение затрат труда в 5,8 раза, а эксплуатационных издержек на 45,3%. В течение последующих 10 лет продолжались исследования, но они не получили развития из-за отсутствия опытно-конструкторских разработок и промышленных образцов машин и оборудования…»
  • «По инициативе Краснодарского крайкома КПСС в 1981г. Кубанский сельхозинститут изучал проблему индустриальной безотходной технологии уборки зерновых в сравнении с комбайновой. Было установлено, что потери урожая зерновых и других культур, убираемых комбайнами «Колос», «Нива» и «Сибиряк», ежегодно составляют более 1 млн. т зерна и что возможности эффективного снижения потерь при комбайновой уборке исчерпаны».
  • «В 1982г. в сжатые сроки усилиями многих организаций края был разработан проект экспериментального зерноуборочного комплекса и осуществлено его строительство в колхозе имени Калинина Каневского района. Новая технология уборки с использованием имеющейся техники при некоторой ее доработке способствовала круглосуточной уборке хлебов, существенному снижению потерь зерна, половы и соломы, использованию поля под посев пожнивных культур, снижению требований к квалификации механизаторов, уменьшению металлоемкости всего комплекса машин и, как следствие, снижению уплотнения почвы».

Добавлю, что, по сведениям из других источников, «некоторая доработка имеющейся техники» свелась здесь к постановке на прикол двух серийных комбайнов, устройству дополнительных бункеров и транспортеров к ним. Неизвестно, по какой методике подсчитывался эффект в первом случае, все ли факторы учитывались, почему не приведены все цифры, и почему во втором случае вовсе не указаны цифры эффекта, а приведены лишь технологические и агротехнические выгоды. Но ясно, что если бы вместо серийных дорогих комбайнов использовались гораздо более простые и дешевые стационарные молотилки, эффективность  была бы выше. Показательна фраза одного из участников второго эксперимента, сказанная перед телекамерой: « Теперь меня никто и никогда не заставит молотить в поле». Судя по всему, ему не удалось сдержать обещания.

Если какой-то положительный эффект был получен на Кубани, чьи почвенно-климатические условия, видимо, ближе к оптимальным для прямого комбайнирования, чем где-либо в бывшем СССР, то для Сибири он будет заведомо больше. Здесь это было бы не просто «снижение», «увеличение» и «способствование», а качественно иной уровень производства зерна. Возможно, даже расширение возможностей зернового хозяйства. Ведь не секрет, что во многих местах Сибири, где сейчас получают лишь фуражное зерно, когда-то сеяли и собирали настоящий хлеб. К тому же, судя по отдельным сообщениям прессы, подобные опыты стихийно ставились и в Сибири. Когда погода делала передвижение комбайнов    невозможным, их ставили на краю поля и подавали скошенную массу на хедер простыми вилами. Конечно, это был вынужденный выход из положения. Но он заведомо лучше, чем таскать самоходный комбайн по полю трактором, а ведь бывает и такое.

Видимо, основной проблемой при переходе на стационарный обмолот будут не сами молотилки, которые, для начала, можно собирать из узлов и запчастей тех же комбайнов. Труднее обеспечить достаточные площади под крышей для качественного хранения скошенной массы, нужное количество большеобъемных автомобильных или тракторных прицепов для ее доставки с полей, а также механизировать  погрузку на поле с минимальными потерями зерна.  Видимо, далеко не все хозяйства, могут справиться с этим своими силами. Но наверняка  найдутся вполне на это способные. Их опыт  стал бы примером для других и обоснованием целенаправленной финансовой и хозяйственной политики районных и областных властей.

Все изложенное предполагает, что скошенная масса сразу перевозится   с поля к месту будущего обмолота. Не берусь судить, можно ли скирдовать хлебную массу и затем постепенно вывозить. Это упростило бы решение многих отмеченных проблем.  В прежние времена это делалось иначе. Хлеб какое-то время оставался в суслонах, составленных из снопов, вязавшихся когда-то вручную, а позднее — очень остроумными машинами на конной тяге. Я не призываю возрождать эти сноповязалки, хотя, если в снопах действительно есть особый смысл (например, дозревание зерна), то и такие машины нетрудно сделать с технической точки зрения. Вполне возможно, что к зерноуборке удастся приспособить, например, имеющиеся рулонные (ленточные) прессы.  Даже если придется делать какие-то специальные машины, это будут далеко не комбайны по сложности и цене. К тому же, они будут более универсальны: то, что подойдет для аккуратного уплотнения хлебной массы, наверняка может быть использовано и на заготовке сена.

 

09.09.2000                                                                                                                                                                                                                                                                                                           Д.П.Добжинский

[1] Немаловажным фактором жизнеспособности страны, было то, что после потери основной житницы в войну, за Уралом оставались рассредоточенные мелкие зернохранилища. Это были амбары, в которых зерно, насыпанное тонким слоем, сохранялось, не требуя особой заботы. Как известно, огромные элеваторы, где хранится зерно сейчас, имеют способность время от времени взрываться сами собой, а в военное время могут быть относительно легко уничтожены противником даже в глубоком тылу.

[2] Усложнение комбайна уже дошло до того, что появились гироскопические системы, которые с помощью достаточно дорогой гидравлики обеспечивают стабильное положение решет при движении машины по косогору.

[3] В свое время в Подмосковье было обследовано  100 комбайнов на предмет соответствия регулировок конкретным условиям работы. Правильно отрегулированным оказался всего один.

[4] Эта практика достаточно широко применялась в свое время в России. При этом хозяин зерна всегда легко мог проверить качество обмолота и «поправить» хозяина молотилки, который старался по понятным причинам завершить работу поскорее.

[5] Н.В.Герасимов, Уборке хлебов – новые технологии, «Механизация и электрификация сельского хозяйства», №8, 1983г.

Comments (7)

  1. vkrotkih 23.03.2016 at 11:14

    Обмолот на гумне применялся в 50е годы. Представь себе перевозки рыхлого сырья с поля до места обмолота с поля хотя бы 1000 га. Я тебе скажу, это громадные объемы, никакая герметизация молотилки не окупит затраты. Потом сейчас часть соломы пресуется в необходимых количеставх а остальная измельчается приспособлением, установленным на комбайн, при уборке и разбрасывается по полю.
    Валерий

    1. Д.Д. 23.03.2016 at 14:10

      По поводу целесообразности стационарного обмолота можно спорить. Можно посмотреть, где стационарную (или передвижную) молотилку следует ставить — на краю поля, на каком-то оптимальном удалении или на току, можно ли скирдовать скошенную массу на поле и потом постепенно вывозить и т. д. Дело, что и говорить, спорное и в каждом конкретном случае требует обоснования.
      А вот, что Вы скажете, Валерий, по поводу сегодняшнего полного отсутствия прицепных комбайнов? Почему их нет? В принципе, все можно сделать самоходным, например плуги, сенокосилки и т. п. По-моему, этого не делают потому, что абсурдность такого решения слишком очевидна. А вот производители самых дорогих сельхозмашин — зерновых комбайнов, как-то умудрились всех убедить, что эта машина должна быть обязательно самоходной. Думаю, что ответ прост: производители хотят всучить крестьянину как можно больше железа и, в данном случае, успешно это делают.

  2. vkrotkih 24.03.2016 at 05:39

    Извини, мне тебя наверное не переубедить, но по твоему сценарию потерь зерна будет гораздо больше и затрат, что приведет к неминуемому повышению себестоимости, так как скирдовать можно только сухое созревшее. При зтом зерно будет осыпаться при даже двукратной переброске соломы уже будут потери, а недозревшее скирдовать нельзя, оно через 2 дня начнет гореть. Примерно так применялась технология сноповязанья, когда объемы были маленькие а семьи большие.

  3. Д.Д. 24.03.2016 at 07:59

    Ну а как, все-таки, оцениваете отсутствие на рынке прицепных комбайнов?

    И еще одно. Предположим, что Вы правы, и скошенную массу нужно молотить непременно на поле, путем ее подборки из валка. Тогда вопрос — зачем для этого нужен комбайн в его сегодняшнем виде? Ведь в подавляющем большинстве регионов страны применяется только раздельная уборка. Не лучше ли иметь для этого машину с узким (по ширине валка) подборщиком вместо сегодняшнего многометрового хедера? И пусть она называется комбайном, поскольку в ней будут, как минимум, два аппарата — молотилка и веялка. Такая машина будет существенно дешевле сегодняшнего комбайна, особенно если она будет прицепной. А скашивать и формировать валки можно и другой уже существующей техникой. Тогда вся работа будет дешевле. Не будете же Вы утверждать, что когда сегодняшний комбайн косит и собирает зерновую массу в валки, он это делает лучше и дешевле, чем простая жатка.

  4. vkrotkih 25.03.2016 at 07:08

    Прицепные жатки есть для силоса, они тяжелые поэтому приходится использовать мощные трактора как были Т150. Изготавливать модификации сельхозтехники для уборки зерновых, я думаю, абсолютно нецелесообразно. Зерновой комбайн универсальная в этом отношении машина, да и густота посевов у зерновых разная и урожайность по регионам разная. Поэтому применяют жатки разной ширины потом приходится иногда убирать и полеглые хлеба. Я думаю практика доказала правильность направления использования зерновых комбайнов пока.

  5. Д.Д. 25.03.2016 at 08:52

    Тяжелый или легкий трактор нужен для прицепной (навесной) жатки или для прицепного комбайна, но это был бы трактор, используемый круглый год, а не громоздкий, тяжелый и очень дорогой агрегат, используемый считанные недели в году.

  6. vkrotkih 26.03.2016 at 03:31

    В сельском хозяйстве не весь сезон используются 100 процентов тракторов, большая часть устанавливается на хранение.

Добавить комментарий